Астрология


Последнии записи



  • КАК ЧЕЛОВЕК

    ПОЗНАЕТ ВСЕЛЕННУЮ

    Научный стиль мышления и научный подход к изучению явлений природы. Каждая эпоха в развитии природоведения характеризуется определенным подходом к изучению и пониманию природных явлений, определенным стилем научного мышления.

    Так, например, в эпоху господства классической физики, которая достигла наибольшего расцвета на конец XIX столетия, этот подход характеризовался стремлением возвести все разнообразие мировых процессов и явлений к механическому движению, к сугубо механическим закономерностям. Ученые той эпохи были глубоко убеждены в том, что любое явление в принципе может быть рассчитано с абсолютной точностью, что могут быть точно предвычислены и любые, сколько угодно отдалены его последствия. Это был так называемый механистический детерминизм - представление о том, что все будущие события однозначно предопределены условиями, которые существуют в данный момент. Считалось также, что на любой вопрос, поставленный природе, можно достать определенный однозначный ответ типу "да" или нет". Возможность любых случайных событий полностью отбрасывалась.

    Однако дальнейшее развитие природоведения убедительно показало неправомерность таких представлений и способствовало утверждению диалектико-материалистических взглядов на мир.

    Чем же характеризуется современный научный стиль мышления, современный подход к изучению и пониманию явлений природы, которая отвечает вашей эпохе научно-технической революции?

    Одним из основных принципов, которые сформировались в процессе развития природоведения в XX столетии и которые представляют методологический фундамент современной науки, является уверенность в том, что результаты исследовательской деятельности отображают реальные свойства объективного И миру, а не является следствием воображения ученых или их сугубо субъективных ощущений. При этом критерием истинности научных теорий является их соответствие реальной действительности, которая проверяется практикой.

    Важнейшая черта научного стиля мышления - четкое понимание бесконечного разнообразия и качественной неисчерпаемости окружающего мира, понимания того, что наши знания о мире имеют характер относительных истин. Природа всегда сложнее наших представлений о ней и ее изучений будет всегда подносить нам неожиданные сюрпризы.

    Современный ученый-материалист понимает, что изменение научных представлений, их уточнения И Углубление в ходе научного познания является неотъемлемым свойством настоящей науки, что на смену решенным проблемам будут приходить новые, еще более сложные, и так будет всегда, потому что мир бесконечно разнообразен. Идеал завершенного знания, который отображал дух классической науки, уступил место идеала бесконечного познания.

    "Для материалиста, - отмечал В. І. Ленин, - мир более богатый, более живой, разнообразный, чем он кажется, потому что каждый шаг развития науки открывает в нем новые стороны" '.

    Еще одна чрезвычайно важная черта современного научного диалектико-материалистического подхода к познанию

    Окружающего мира - убежденность в том, что все без исключения явления природы и общества имеют естественные причины и подчиняются естественным закономерностям. Эта убежденность основывается на всем колоссальном практическом опыте изучения окружающего мира и истории человеческого общества. А отсюда выплывает важнейший вывод о принципиальной пізнаванність всех явлений, которые происходят в мире.

    Научный подход к пониманию мира неразрывно связан также с умением трезво оценивать обстановку. Наука не всесильна, она не может немедленно решать все задания и проблемы, которые возникают, и не делает тайну с того, что она чего-то еще не знает, - она в постоянном поиске новых решений. Ученые понимают, что возможное и осуществимое, а что в принципе невозможное и неосуществимое, поскольку противоречит надежно установленным фундаментальным законам природы, например, создания материальных объектов из ничего или осуществления вечного двигателя. В то же время ученые умеют отличать от принципиально неосуществимого то, что практически недоступное в данный момент, но может быть достигнуто в будущем.

    Еще одна существенная черта современного научного подхода к познанию мира - представление о том, что в природе нет абсолютной определенности заранее. Существует объективная случайность. Однако случайные события и явления также подчиняются объективным закономерностям - статистическим.

    К характерным особенностям современной науки идет речь в данном случае о советской науке принадлежат и ее тесная связь с философией диалектического материализма.

    Таким образом, для современного природоведения характерный динамический подход к изучению природы, четкое понимание настоящего характера природных явлений, бесконечного разнообразия окружающего мира, относительности

    Любого достигнутого уровня знаний, необходимости безнастанного поиска нового, глубокое осознание диалектического характера процесса научного познания.

    Эти принципы е существенными не только для научной, но и любой практической деятельности современного человека.

    Методические рассуждения. Важно отметить то, что стиль современного научного мышления, научного подхода к познанию окружающего мира и его явлений коренным образом отличается от религиозного.

    При этом, поскольку основополагающие фундаментальные представления религии со временем практически не изменяются, не испытал никаких существенных изменений и "религиозный комплекс", о котором шла речь в начале книжки, а также соответствующий ему религиозный стиль мышления.

    Овладение научным стилем мышления, научным подходом к осмыслению действительности - необходимое условие формирования последовательного, атеистического, диалектико-материалистического мировоззрения. И на эту сторону вопроса в работе из атеистического воспитания школьников следует обращать самое серьезное внимание.

    А для того, чтобы произвести действительно научный стиль мышления, научиться воспринимать окружающую действительность с научных позиций, нужно активное освоение опыта научного познания мира, его всестороннее осмысление с позиций диалектико-материалистической философии.

    Именно это обстоятельство требует детального рассмотрения в нашей книжке вопросов, связанных с методологией современного научного исследования.

    Пізнаванність мира. Когда человек начинал на нашей планете свою творческую деятельность, в ее распоряжении не было ничего, кроме земли, воды, воздуха и тех живых организмов, к появлению которых привело саморазвитие животного и растительного мира. Много столетий нужно было для того, чтобы из этих исходных продуктов создать то большое многообразие предметов и объектов, которое представляет материальный фундамент современной цивилизации. И в основе этого

    Творческого процесса лежал процесс познания человеком окружающего мира и его закономерностей.

    Материальный мир бесконечно разнообразный, безграничный также процесс его познания. Поскольку все без исключения явления природы имеют естественные причины и подчиняются натуральным закономерностям, то эти причины в принципе могут быть выявлены и познаны человеком.

    Однако история знает много случаев, когда некоторые ученые выражали пессимистические взгляды относительно перспектив и возможностей дальнейшего развития науки, ее способности решать те или другие задания. Например, древнегреческий философ-идеалист Платон, иллюстрируя представление о непізнаванність окружающего мира, навел образ пещеры, на стены которой лучи света отбрасывают лишь тени разных предметов. Тине - это все, что может наблюдать человек, и ей никогда не постигнуть сущности тех предметов, которые эти тени отбрасывают.

    Время от времени появлялись суждения о невозможности решения тех или других конкретных проблем, которые появлялись перед учеными в процессе изучения космических явлений. Типичным примером такого рода е приведено в учебнике из астрономии утверждения буржуазного философа Огюста Конта, который заявил, что никогда и никаким способом человек не сможет узнать о химическом составе Солнца и звезд. Однако не миновало и двух десятилетий, как открытие спектрального анализа показало полную несостоятельность подобной точки зрения.

    И это - типичный пример! За всяким вместе развитие науки преодолевало пределы, которые казались непреодолимыми.

    Когда возможности какого-то метода исследования оказываются исчерпанными, то рано или поздно разрабатываются новые, более совершенные и более эффективные методы, благодаря которым ученые достают информацию о таких сферах природных явлений, которые раньше были недоступны для исследования.

    Постоянное совершенствование способов познания особенно

    Хорошо можно проследить на примере астрономии. В течение столетий астрономия была оптической наукой. Из всей богатейшей совокупности электромагнитных излучений, которые пронизывают космическое пространство, исследователи Вселенной могли изучать только видимый свет.

    И хоть в атмосфере Земли, кроме "оптического окна", существует еще и "радиоокно", вплоть до конца первой половины XX столетия космические радиоволны не изучались, невзирая на то, что радио было изобретено в самом начале нашего века. Это объясняется тем, что энергия космического радиоизлучения мизерно имела, а приемные приборы, достаточно чувствительные для его регистрации, появились только после окончания второй мировой войны.

    Радиоастрономические исследования сразу намного расширили возможности изучения космических процессов и за сравнительно короткое время дали огромное количество уникальных сведений о Вселенной. Радиоволны хорошо проходят сквозь межзвездную среду и потому содержат информацию о таких космических объектах, от которых световые лучи к нам не доходят. Кроме того, космическое радиоизлучение очень во многих случаях связано с бурными физическими процессами, которые происходят в разных уголках Вселенной. А именно такие процессы представляют наибольший интерес для науки.

    За последние годы благодаря развитию космической техники астрономия превратилась во всехвильову науку. В частности, очень интересные исследования в инфракрасных, ультрафиолетовых и рентгеновских лучах проводились на советских пилотируемых станциях "Салют", а также на советских и американских искусственных спутниках Земли. Особенно ценные сведения были добыты в рентгеновском и диапазонах гаммы электромагнитных волн.

    Качественно новые горизонты познания открывает и сочетание новых методов с теми, которые существовали раньше. Например, решение многих проблем, связанных с изучением космических явлений, значительно облегчается в результате параллельных оптических, радиоастрономических и космических исследований, сравнения данных, добытых разными методами. В частности, только при этом условии можно понять физическую сущность ряда наблюдений, выполненных из космических орбит.

    Аналогичные примеры неуклонного расширения возможностей научного познания можно привести и из области физики, где создание все более мощных ускорителей элементарных частиц дает возможность проникать в потайные сферы микромира.

    Вся история развития физики, астрономии, а также других естественных наук убедительно свидетельствует о безграничных возможностях человеческого познания, о том, что в меру возникновения тех или других научных заданий рано или поздно человек находит и методы их решения.

    Диалектика научного познания. Современные защитники религии стремятся создать впечатление, что науке свойственная неполнота, что она не может дать достаточно глубоких знаний о мире.

    "Прочное 1 надежное основание для науки недосягаемая, - утверждает католический философ І. Бохенський в своей книжке "Путь к философским размышлениям", выданной во Фрейбурзі в 1960 p.- Поскольку научные знания уточняются и углубляются, научный метод познания ненадійний"'.

    О. О. Осипов, деятель русской православной церкви,. который порвал с религией, рассказывал, что в беседах с ним некоторые руководители русского православия не раз говорили о том, что науке доверять нельзя, поскольку научные представления изменяются.

    Такими являются утверждения современных богословов. А какая же действительность? Изменяются ли со временем научные представления?

    Да, по мере открытия новых фактов изменяются. Особенно часто это происходит в наше время - эпоху научно-технической революции, чрезвычайно бурного развития природоведения.

    Однако, означает ли это, что защитники религии правы, или, напротив, сменяемость сверхновых представлений говорит о силе науки, о ее неограниченной способности все глубже познавать окружающий мир?

    Анализируя закономерности научного познания, В. І. Ленин в своих "Философских тетрадях" определил главную, основополагающую черту человеческой деятельности из выработки новых знаний очень точной и вместительной формулой: "Истина есть процесс" '.

    Если бы процесс познания завершался на стадии наблюдений, то у человека могли бы складываться неправильные, ошибочные представления о близлежащем мире. Однако, как мы видели, наблюдение - лишь первая степень познания. Данные, добытые путем наблюдений, обобщаются и переделываются в результате действия мышления, которое истолковывает, интерпретирует эти данные и создает для их объяснения разные идеи, гипотезы и теории.

    Таким образом, процесс развития науки - это движение человеческого познания к абсолютной истине через бесконечный ряд расширяемых и углубляемых относительных истин.

    Чтобы убедиться в том, что сменяемость научных представлений не является свидетельством тщедушия науки, ее недостоверности, ее неспособности проникнуть в глубинную сущность явлений, как это утверждают современные защитники религии, попробуем выяснить, почему и как происходят самые существенные, кардинальные изменения научных представлений, которые вызывают коренное изменение виденья мира - научные революции.

    Развитие науки, наших знаний о мире - это диалектический процесс, это бесконечная цепь последовательных приближений, каждое из которых исправлял и дополняет предыдущие представления.

    Не только материальный мир, но и любой реальный объект, то ли звезда или галактика, электрон или атом, неисчерпаемые.

    Поэтому научное познание не может охватить сразу объект, что нас интересует, во всем огромном количестве его связей и отношений. Единственный реальный путь изучения окружающего мира - это метод последовательных приближений, неуклонное и настойчивое расширение и углубление наших знаний. Перефразируя ленинские слова, можно определить научное познание как движение к абсолютной истине через ряд истин относительных.

    "Каждая степень в развитии науки, - писал Кант, - добавляет новые зерна к этой сумме абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемые, то суживающиеся дальнейшему росту знания" .

    И в другом месте:

    ". Мы будем приближаться к объективной истине все более и больше никогда не вычерпывая ее. ".

    При этом Кант особенно подчеркивал, что "пределы Приближения наших знаний к объективной, абсолютной истине исторически условны, но Безусловное Существование этой истины, безусловное то, что мы приближаемся к ней".

    Анализ и осмысление фактов приводят к построению гипотез - теоретическим конструкциям, призванным связать все известные факты в единую систему, объяснить их из единственной точки зрения.

    Но гипотеза - это только первое приближение к действительности, поскольку она обычно строится на ограниченной

    Количества фактов. Гипотеза - это быстрее рабочий инструмент, который дает возможность упорядочить изучение проблемы, организовать дальнейший научный поиск, в частности определить пути выявления новых дополнительных фактов, способных углубить наше знание в данной отрасли.

    В результате дальнейших исследований, а иногда прогрессу в смежных областях природоведения открываются новые, неизвестные раньше факты. Какая-то их часть может хорошо укладываться в существующую гипотезу, способствуя ее уточнению и углублению. Но некоторым фактам даты удовлетворительное объяснение в пределах действующей гипотезы не удается. Могут быть также выявленные факты, которые вступают с ней в прямое противоречие.

    Это приводит к пересмотру существующей гипотезы, ее видоизменения и обобщения для того, чтобы она охватила все известные факты - и старые, и новые. В каких-то случаях от первичной гипотезы придется даже полностью отказываться.

    Отмечая роль гипотез в развитии природоведения, Ф. Энгельс писал: "Формой развития природоведения, поскольку оно мыслит, е Гипотеза. Наблюдение открывает какой-либо новый факт, который делает невозможным старый способ объяснения фактов, надлежащих к той же группе. Из этого момента возникает потребность в новых способах объяснения, которая опирается сначала только на ограниченное количество фактов и наблюдений. Дальнейший опытный материал приводит к очистке этих гипотез, устраняет одни из них, исправляет вторые, пока, наконец, не будет установлен в чистом виде закон. Когда бы мы захотели ожидать, пока материал будет готов В чистом виде Для закона, то это значило бы прекратить до тех пор мисляще исследование, и уже через одно это мы никогда не достали бы закону".

    После ряда последовательных шагов, последовательных усовершенствований гипотеза превращается в теорию, которая охватывает на основе надежно установленных естественных закономерностей большое число фактов и которая способна предусматривать новые факты, еще неизвестные.

    Таким образом, соответствие научных представлений реальной действительности достигается постепенно, и она является всегда лишь частичной и неполной, потому что даже самая совершенная научная теория не может во всех отношениях отвечать явлениям, что их она описывает.

    С другой стороны, ни одна научная теория, какой бы широкий круг явлений она охватывала, не может быть "истиной в последней инстанции". В бесконечно разнообразном мире будут всегда существовать явления, "расположенные" за пределами этого круга.

    Поскольку мир является бесконечно разнообразным, то никакой фактически достигнутый уровень знаний не гарантирует от возникновения новых фактов и новых вопросов. Быстрее наоборот. И, по-видимому, был прав один древний мудрец, который сказал, что, чем шире является круг наших знаний, тем больше и линия прикосновения с неизвестным.

    Тому, которым бы не был большим объем существующих знаний, перед учеными всегда стоит и будет стоять вопрос: "Чего мы еще не знаем? "

    Открытие явлений, которые лежат за пределами применимости той или другой научной теории, приводит к построению более общей теории, которое в состоянии охватить как предыдущие факты, так и новые. При этом бывшее знание не отбрасывается полностью. Отбрасываются только "ошибки", подтвержденные же опытом научные теории, которые существовали раньше, в пределах своей применимости хранятся. Но эти пределы определяются четче. А предыдущие теории включаются как частичные или предельные случаи в новых, более общие теории. Это положение, которое получило название принципа соответствия, является одним из краеугольных камней методологии научного познания.

    В основе любой научной теории лежит опыт, изучение реальных свойств окружающего мира. Никакая теория, которая претендует на правильное отображение реальных явлений, не может быть независимой от опыта.

    Однако в некоторых случаях логические построения и математические излагания настолько далеко отводят теорию от исходных фактов, что возникает иллюзия возникновения и существования теории самой по себе, независимо от реального мира.

    Английский мыслитель Бертран Рассел как-то сказал: математики обычно говорят так - если правильно то, то правильно и это; таким образом, математики никогда не знают, о чем они говорят, и правильно ли то, о чем они говорят. Понятно, Бертран Рассел кое-что сгустил краски. Однако беспрекословным есть одно: большинство теоретических построений и не только в математике, но и в физике, и в астрофизике конструируются именно по тому же формально-логическому принципу, о котором вспомнил Рассел. Логическая машина имеет завидную способность переделывать любую заложенную у нее информацию независимо от того, чему именно она отвечал в реальной действительности.

    Ошибочное представление о независимости теории от объективного мира усиливается тем обстоятельством, что в ряде случаев теоретические конструкции, невзирая на свою сложность, многоступенчатость и абстрактный характер, дают правильные результаты, подтверждаемые практикой.

    С точки зрения некоторых буржуазных философов, теория, если только она логично непротиворечивая, является непогрешимой. И если выводы такой теории при опытной проверке не совпадают с действительностью, то причина таких незбі-гів может заключаться только в погрешностях опыта, но ни в коем случае не в изъянах теории. Логично непротиворечивая теория не может поддаваться сомнению.

    Подобной идеалистичной точки зрения сдерживаются не только философы-идеалисты, но и некоторые естествоиспытатели на Западе. Да, английский астроном Е. Мілн заявил, что он будет выслушивать только те замечания своих критиков, которые касаются сугубо математической стороны его теории. Такое заявление стало прямым следствием философской позиции Мілна, изложенной им в книжке "Христианская идея бога". Опыт должен занять подчиненное положение, утверждал он, и отвечать картине Вселенной, которую мы можем вывести чистым умом.

    Другой английский ученый - известный физик А. Бддінгтон считал, что все законы природы якобы можно вывести без помощи опыта, исключительно путем логических рассуждений, на основе чистого ума.

    Действительно, в ходе теоретических исследований ученые выдвигают те Или другие предвидения и предположения. А потом теоретическим путем из них выводятся всевозможные возможные последствия. Но справа в том, что в основе таких исходных предположений всегда лежат или уже существующие, проверенные на опыте теоретические представления, или конкретные реальные факты. А добытые выводы в свою очередь с помощью наблюдений и экспериментов сопоставляются с существующим в природе положением вещей. Поэтому было бы неправильным утверждать, что физики и астрономы "не знают, о чем они говорят".

    Любые теоретические построения только тогда имеют научную ценность, когда они прямо или посредственно связанные с реальной действительностью, отображают объективные свойства окружающего мира. И об этой связи нельзя забывать никогда.

    Все, о чем только говорилось, убедительно показывает полную беспочвенность обвинения, которое современные религиозные теоретики бросают науке, обвинение в недостоверности и неполноте научных знаний, которая опирается на переменчивость научных представлений. Мы убедились, что эта переменчивость в действительности отбивает поступательное движение

    Науки, ее все более глубокое проникновение в сущность - движение от относительных истин к абсолютной.

    Практика - критерий истины. С точки зрения диалектического материализма высшим критерием истинных научных знаний является практика, практическая деятельность людей в самом широком смысле этого слова. Справедливость и действенность этого критерия всесторонне проверена всей историей развития науки и человеческого общества; Когда бы наука давала нам неправильные, искривленные представления о природе и ее закономерностях, человек не мог бы осуществить ни одного технологического процесса, не могла бы создать ни одной машины, не могла бы развязать ни одного задания, связанного с необходимостью понимания природных явлений. "От живого созерцания, - отмечал В. І. Ленин, - к абстрактному мышлению И от него к практике - Такой есть диалектический путь познания Истины, Познание объективной реальности" І.

    Практика багатоманітна и в разных конкретных условиях может выступать в разных формах. Выводы науки могут проверяться наблюдениями, экспериментами, а также применением этих выводов в производственных и технологических процессах, в конструкциях приборов, механизмов, машин, аппаратов и других технических устройств и изделий.

    Какие же конкретные формы критерия практики есть в науке о Вселенной? Через дистанционный характер астрономических исследований непосредственная практическая проверка тех или других выводов астрономической теории очень затруднена, а в большинстве случаев и неосуществимая.

    Как известно, астрономические исследования охватывают огромное пространство радиусом около 10-12 млрд. Св. Лет. Между тем до недавнего времени область практического применения астрономических знаний была ограничена пределами Земли. Да и применение это по существу сводилось к решению ряда заданий навигации и геодезии, а также к измерению времени. В этой сфере земная практика хорошо подтвердила надежность астрономических данных, их использования приводило к желательным результатам.

    Еще одной сферой, где справедливость астрономических теорий могла быть подтверждена и подтверждалась наблюдениями, была небесная механика, или, как ее сейчас называют, теоретическая астрономия. Предвидены небесной механикой астрономические явления - появления периодических комет, затмения Луны и Солнца, возмущения в движении планет и вычисленные с учетом этих возмущений их будущие размещения на небе - происходили именно так и тогда, как это было рассчитано.

    С развитием астрофизики в сферу человеческой практики начали привлекаться результаты изучения физических процессов, которые проходят во Вселенной. Результаты эти внедрялись в физическую практику и тем же проходили тщательную проверку, а то, что за их помощью доставала физика, со временем выходило в жизнь и апробировалось уже общечеловеческой практикой.

    Да, термоядерная теоретическая модель источника солнечной энергии, построенная на основе астрономических наблюдений Солнца, которая крепко вошла в теоретическую физику, реализовалась потом в устройствах для осуществления термоядерных взрывов, а в настоящее время сложила теоретическую основу конструирования управляемых термоядерных реакторов, которые обещают в недалеком будущем дежурный технический переворот в энергетике.

    Аналогичная история имела место с открытием четвертого состояния вещества - плазмы, которое также связано с исследованиями Солнца. Выучив это состояние, физики не только разработали теорию плазмы, но и дали ей выход в практику. Газосветные лампы, плазменные горелки для сварки, плазменные двигатели для космических аппаратов, плазменные магнитогидродинамические генераторы - вот дале-

    Ко не полный перечень технических устройств, в которых теория плазменных явлений прошла практическую проверку. Плазма работает и в знаменитых "Токамаках" - прообразах будущих термоядерных реакторов.

    Надо отметить, что параллельно происходит и обратный процесс: заимствованные из науки о Вселенной новые физические представления и идеи, пройдя через "горнило" физики, опять возвращаются в астрономию, помогая глубже понять природу физических явлений, которые происходят в космосе.

    Наконец, появление космонавтики и космической техники открыло новый этап в развитии практической деятельности человечества - этап непосредственного привлечения космических явлений в сферу человеческой практики. Впервые в истории земной цивилизации сфера деятельности людей, в том числе и практического применения научных знаний, перерослая земные пределы и охватила пространство Солнечной системы. Теперь научные представления о закономерностях разных космических процессов достают применение при конструировании разных космических аппаратов, вычислениях их движения, при разработке программ научных исследований и эксперимента на космических орбитах, а значит, проверяются критерием практики непосредственно в космосе.

    Однако и в эпоху космических полетов огромное большинство космических явлений исследуются дистанционными средствами. А если учесть колоссальные масштабы той сферы, изучением которой занимается астрономия, и реальные возможности проникновения в глубины Вселенной даже с помощью самых фантастических космических аппаратов будущего - такое положение сохранится надолго.

    И все же и при изучении самых отдаленных космических объектов и регионов Вселенной проверка практикой все равно нужна. Но возможна ли она?

    Проверку практикой не следует понимать буквально в том значении, что каждый конкретный результат научных исследований можно считать достоверным только

    Тогда, когда он достает непосредственное прямое практическое подтверждение или применение. Если бы дело стояло таким образом, то развитие знаний было бы затрудненным. Приходилось бы проверять практически каждый промежуточный результат, каждый теоретический вывод. Такой подход неминуемо замедлил бы процесс научного познания мира.

    На счастье, в такой постановке дела нет потребности. В науке часто используется не прямая, а посредственная, опосредствованная проверка тех или других результатов или выводов. Практикой контролируется не каждый отдельный результат, а метод, с помощью которого эти результаты добываются.

    Так, например, метод спектрального анализа в частности, определение за его помощью химического состава источников электромагнитного излучения, их температуры, а также измерение скорости их движения относительно наблюдателя за эффектом допплера надежно проверенный в земных условиях. Поэтому со всеми основаниями можно применять этот метод и к изучению космических объектов.

    Аналогичная ситуация возникает при распространении на новые области явлений той или другой научной теории, которая достаточно хорошо оправдала себя на практике. Добытым при этом результатам мы вправе доверять, хотя они и не прошли еще непосредственной практической проверки.

    Примером могут быть специальная и общая теория относительности, разработанные Эйнштейном. Фундаментальные положения этих теорий достали блестящее практическое подтверждение. Да, основой атомной энергетики является принцип эквивалентности массы и энергии, что выплывал из специальной теории относительности. Очень много экспериментальных установок современной физики, в том числе ускорители элементарных частиц, рассчитываются за формулами этой теории. Если бы они были неправильными, то такие установки просто не работали б. Достала подтверждение в наблюдениях за частицами космических лучей и зависимость темпа течения времени от скорости движения, предвиденная специальной теорией относительности.

    "Эффект замедления времени" может быть проверен и с помощью искусственных спутников Земли. Подсчеты показывают, что для спутника, который двигается со скоростью 8 км/с, на протяжении года должна собраться такая разница между земным временем и собственным временем спутника, которую в принципе можно зафиксировать с помощью атомных часов, установленных на его борту.

    С большой точностью проверены и некоторые эффекты, что в последствиями общей теории относительности, например, отклонения световых лучей в поле тяготения Солнца.

    Все это дал нам основания для распространения специальной и общей теории относительности на космические процессы. И не случайно в последние годы быстро развивается новая отрасль астрофизики - релятивистская астрофизика, которая при описании целого ряда физических процессов во Вселенной учитывает эффекты теории относительности.

    Понятно, при распространении экстраполяции любой научной теории на новые факты следует учитывать, что всякая теория имеет определенные пределы застосовуваності. Явления, которые лежат за этими пределами, не могут достать в пределах данной теории удовлетворительного объяснения. Для этого, как уже было отмечено выше, нужна более общая теория, которая включает у себя предыдущую как крайний случай.

    Да, скажем, классическую механику нельзя применить к явлениям, которые происходят с близькосвітловими скоростями или в очень мощных полях тяготения. Для описания таких явлений нужная теория относительности. Неприменимой е классическая механика и к микропроцессам. Эту сферу явлений описывает квантовая механика, крайним случаем которой является механика обычная.

    В свою очередь и у теории относительности есть свои пределы применимости. Она не может описать физические процессы, которые происходят в сверхплотных состояниях материи. Соответствующая, более общая теория еще должна быть построена.

    К сожалению, основная трудность заключается в том, что далеко не всегда можно заранее сказать, где именно проходят пределы применимости данной теории. В таких ситуациях есть опасность распространить существующие теоретические представления на такие явления, для описывания которых они непригодны, что неминуемо приведет к ошибочным результатам. Подобную возможность всегда надо иметь в виду, когда оперируешь новыми фактами. Здесь тщательная проверка добытых результатов особенно необходима.

    Если в какой-либо области науки есть несколько противоборствующих гипотез, то в таких ситуациях преимущество обычно отдается той гипотезе, которая объясняет большее количество конкретных фактов. Однако подобный критерий практики никоим образом не может считаться безошибочным. Дело в том, что согласованность с фактами нередко достигается в современных физико-математических построениях и моделях путем введения ряда предположений, разных параметров и всевозможных поправочных коэффициентов. Поэтому при оценке научных теорий, предназначенных для описания сложных явлений, одной лишь согласованности с известными фактами еще недостаточно. Надо, чтобы предлагаемая гипотеза или теория рядом с этим имела еще и способность предусматривать новые явления.

    Этот критерий набирает особенно важного значения в тех случаях, когда невозможна экспериментальная проверка предлагаемых теоретических концепций, которые обсуждаются.

    Рассматривая вопрос о критериях истинности наших представлений об окружающем мире, необходимо противопоставить позиции науки и религии. Религия выходит с того, что в основе всего, что существует и происходит, лежит божественная воля, и потому в любых событиях, объектах, процессах религия видит проявление сверхъестественных сил. Но этот основополагающий принцип всякой религии ничем не доказан, не подтвержденный и потому принимается на веру.

    В противовес этому наука ищет настоящие связки между явлениями, раскрывает естественные причины того, которое происходит, открывает реально существующие закономерности окружающего мира, ничему не веря и проверяя каждое свое открытие практикой. И потому ни о какой связи между религиозной верой и научным знанием, ни о каком мирном сосуществовании науки и религии не может быть и речи. Не может быть потому, что религиозное и научное отношение к миру, подход к пониманию окружающему основываются на диаметрально противоположных принципах.

    Учитывая принципиальную важность обсуждаемого вопроса надо остановиться на соотношении веры и знания несколько более детальное.

    Религия и вера в сверхъестественное неотделимы друг от друга.

    При этом религиозная вера - это слепая вера, которая не нуждается ни в каких обоснованиях и доведениях. Слепая вера хранится даже тогда, когда она вступает в очевидное противоречие со здравым смыслом, элементарной логикой и реальным положением вещей. Именно по этой причине религиозные люди легко мирятся с многочисленными внутренними противоречиями религиозных ученик, а также с полным отсутствием каких-либо убедительных практических подтверждений религиозных представлений.

    Слепая вера - это специфически религиозный атрибут, ей нет и не может быть места в науке. Неправомерный, например, ставить вопрос: "верит" или "не верит" ученый, скажем, в существование внеземных цивилизаций? Наука делает свои выводы только на основе фактических данных, которые есть в ее распоряжении, и их истолкования с точки зрения уже существующих теоретических представлений или специально для этой цели розроблюваних. Эти выводы могут иметь разную степень достоверности, в зависимости от

    Надежности исходных фактических данных и результатов проверки практикой научных теорий, которые применяются для их объяснения. Но все это не имеет абсолютно ничего общего со слепой верой типа религиозной. А там, где начинается слепая вера, наука заканчивается.

    В то же время определенный элемент веры в процессе научного исследования все же присутствует: ученый верит в справедливость тех или других научных представлений, гипотез или теорий, в результаты тех или других наблюдений и экспериментов. Однако у такой "веры" нет ничего общего со слепой религиозной верой: она имеет совсем другую природу - такую "веру" правильнее называть "уверенностью", "убежденностью". Эта убежденность основывается на многократной проверке научных выводов, на испытании практикой методов научных исследований, на всем колоссальном опыте развития природоведения и общественных наук.

    Для религиозного человека критерием истинности является слепая вера, а для ученого-материалиста - практика в самом широком смысле этого слова. Именно практика - наблюдение, эксперименты, сопоставления выводов науки с реальной действительностью, применение научных данных в производственной и другой деятельности людей дает возможность ученым отбрасывать ошибки и неуклонно продвигаться по пути все более глубокого познания объективного мира.

    Таким образом, слепая вера фактически противостоит не знанию, как иногда не совсем точно утверждают, а практической деятельности людей как критерию истинности наших представлений об окружающей действительности.

    Человек пізнаюча. Ядром материализма является философская категория материи. Материя - это объективная реальность, которая существует независимо от человеческого сознания и отображается ею. Материя несоздается, неистребимая и неразрывно связанная с движением, изменением.

    Объективная реальность - это материальный мир в целом во всех его формах и проявлениях. Объективная реальность существует независимо от нашего сознания и е первичной относительно нее'.

    Понятия материи как объективной реальности - это предельно широкое, обобщено философское понятие. В нем отображены наиболее универсальные характеристики явлений, процессов, отношений и вещей окружающего материального мира. Понятие материи - результат, выработанный в процессе практически-познавательной деятельности человечества, итог практического опыта человеческого общества.

    Фундаментальное положение материализма - представление о единстве мира, которое заключается в его материальности. В мире нет ничего, кроме материи, которая выступает в разных конкретных формах, например в форме вещества или разных полей : электрических, магнитных, гравитационных и т. д. При этом одни формы материи могут переходить в других, например вещество в излучение и наоборот.

    Свойства реального мира и его закономерности существуют независимо от человека и человечества; при этом не суть важно, открыты ли они наукой или нет. Иначе говоря, они существуют объективно.

    Однако нельзя забывать о том, которое познает окружающий мир именно человек. Познание - это, по крайней мере в условиях земной цивилизации, всегда человеческое познание, отображение объективного мира человеком, субъектом. И характер этого отображения зависит как от свойств объектов, которые изучаются, так и от потребностей, свойств и возможностей человека. В частности, именно последняя во многом определяет выбор объектов для научного исследования. Например, мы уже отмечали, что человек начал исследование Вселенной с изучения небесных светил потому, что имела орган зрения, способный воспринимать видимый свет. А если бы этот орган был чувствительным не к видимому

    Света, а, скажем, к радиоволнам, то Вселенная казалась бы человеку другим: она "видела" бы его космические объекты, которые являются источниками радиоизлучения, и начала бы изучение Вселенной "с другой стороны". В результате построение научной картины мира происходило бы другим путем, и она могла бы на это время заметно отличаться от той, которая фактически существует в нашу эпоху.

    Таким образом, научное познание мира - это всегда процесс суб'єкт-об'єктної взаимодействия, в основе которого лежит практическая деятельность людей. Диалектический материализм выходит из признания существование объективной реальности объекта независимо от субъекта, от его сознания. В то же время объект и субъект рассматриваются в единстве, во взаимодействии. Субъект - это общественный человек, который познает и изменяет материальный мир, активный носитель деятельности, которая возникает на основе общественной практики. Под субъектом в разных ситуациях можно понимать и отдельного человека и человеческие коллективы, социальные содружества и группы людей и даже все человеческое общество в целом. Объект - то, на что направлена познавательная или любая другая деятельность субъекта. Субъект в процессе своей общественно-исторической практической деятельности превращает объект, "очеловечивает" его.

    В то же время следует различать объективную реальность и предмет познания. Предмет познания - это зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства и отношения объектов, что их исследуют с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах.

    Было бы совсем неправильно ставить знак равенства между объективной реальностью, которая существует независимо от нашего сознания, и предметной действительностью, которую выделяет пізнаючий субъект в процессе научного познания.

    Другими словами, нельзя отождествлять философскую категорию материи с теми или другими естественно-научными представлениями о ней. Любые природниче-

    Научные представления имеют ограниченный характер и не могут охватить всего бесконечного разнообразия материального мира.

    Выше уже было отмечено, что диалектический материализм выходит из признания существование объективной реальности, объекта независимо от субъекта, от его сознания. В то же время объект и субъект рассматриваются в единстве, во взаимодействии.

    Диалектический материализм признает и влияние объекта на субъект познания и активную роль последнего. Поскольку объект познания выступает через призму познавательной активности субъекта, который осуществляется на основе практики и ради практики и проверяется практикой, он является предметом познания, который не может быть полностью возведен к объекту познания '.

    В то же время любая научная абстракция является правомерной лишь в том случае, когда она отбивает свойства реального мира. Необходимость связи теоретических построений с реальной действительностью отмечали много исследователей. "Физика, - говорил, например, А. Эйнштейн, - имеет дело с математическими понятиями, однако эти понятия приобретают физическое содержание лишь тогда, когда их связь с объектами опыта четко определена".

    Объекты науки - это в первую очередь фрагменты, аспекты материального мира, что их выделяют в процессе познания. Однако ученые в своей познавательной деятельности имеют дело не только непосредственно с объективной реальностью самой по себе, но и с ее теоретическим образом. Это обстоятельство достаточно существенно: она дает возможность понять, почему разные теории, невзирая на то, что они касаются одного и того же материального мира, приписывают ему разные свойства.

    В этой ситуации нет ничего мистического. "Она объясняется тем, что разные теории могут освещать разные аспекты объективно-реального мира или одни и те же его аспекты, однако с разной степенью глубины и точности" '.

    Материя бесконечно разнообразна и неисчерпаема, и в процессе ее познания человек выделяет, вичленовуе лишь определенные явления, объекты, связки и отношения.

    Следовательно, научное знание отображает не только свойства объективной реальности, но и свойства пізнаючого субъекта.

    Поэтому научная картина мира - это всегда конечный "срез" бесконечно разнообразной материальной действительности, характер которого зависит не только от свойств самой материи, но и от общественно-познавательной деятельности людей.

    Теоретические модели. Одним из необходимых этапов научного исследования есть построение теоретических моделей объектов и явлений, Которые изучаются. Любая модель - это всегда определенная идеализация. Мы не можем исследовать явление во всех его бесчисленных и бесконечно разнообразных реальных связках. Поэтому при теоретическом моделировании какие-то связки учитываются, вичленовуються, чтобы выделить в явлении главное, а какие-то второстепенные отбрасываются.

    К сожалению, иногда забывают, что теоретическая модель - это лишь приближенное отображение реальной действительности, своеобразный инструмент для изучения объективного мира, и ставят знак равенства между моделью и действительностью. Иначе говоря, реальному миру приписывают все свойства теоретической модели.

    Понятно, если в основе модели лежат надежно установленные данные и правильно подмеченные закономерности

    Соответствующих естественных процессов, то она дает более-менее точное описание сущности явлений, которые изучаются. Когда бы это было не так, то построение моделей избавилось бы от всякого смысла.

    И все же реальную действительность и модель как отображение определенных ее аспектов отождествлять нельзя: природа всегда более богата и более разнообразна от любой теоретической схемы.

    Автоматическое перенесение свойств модели на реальный мир особенно неправомерно и опасно тогда, когда идет речь о физических и астрофизических моделях, в которых широко используется математический способ описания явлений. При этом нередко применяется наивысшей мерой абстрактный математический аппарат.

    Приведем пример из современной теоретической физики. Как известно, мы живем в трехмерном пространстве, которому свойственные три измерения - длина, ширина и высота. В то же время теоретическая физика широко пользуется математическим аппаратом многомерных пространств. В частности, в такой фундаментальной физической теории, как теория относительности, для описания свойств Вселенной применяется четырехмерное образование - "пространство - время".

    У нас нет оснований сомневаться в том, что теория относительности правильно описывает достаточно широкий круг реальных физических явлений. Это подтверждено целым рядом наблюдений и экспериментов. Выплывает ли, однако, из этого, что пространство нашей Вселенной четырехмерное?

    После появления теории относительности некоторые богословы воспользовались ее математической формой, связав с четвертым измерением существования бога и сверхъестественных сил. При этом утверждалось, якобы бог именно поэтому невидимый и неспостережуваяий, что находится в "четвертом измерении".

    В действительности же теория относительности не дает для подобных спекуляций никаких оснований. Чотиривимірнцй "пространство - время" этой теории - это лишь математический прием, который

    Дает возможность описать определенные стороны и свойства реальной действительности. К тому же четвертой координатой является время.

    Аналогичное дело и с разными многомерными пространствами, которые используются в теоретической физике. Там роль дополнительных координат могут играть импульс, масса, скорость, другие физические параметры. Подобные многомерные модели иногда способствуют эффективному описанию сложных физических процессов и добыванию ценных результатов. Но было бы глубоко неправильно принимать подобные модели за саму реальную действительность. ".

    Системный подход. Характерной особенностью современной науки является так называемый системный подход к изучению и пониманию явлений окружающего мира и процессов, которые в нем происходят.

    Потребность такого подхода непосредственно связана с нагромождением и углублением научных знаний, с осложнением научной картины мироздания, выяснением разнообразных связей между явлениями, познанием разных уровней существования материи - от микропроцессов к гигантским образованиям космического порядка.

    В ходе развития природоведения выяснилось, что всякий объект имеет целый ряд свойств не зводжуваних к его собственным индивидуальным качествам. Наличие этих свойств определяется тем фундаментальным обстоятельством, что каждый отдельно взятый объект, с одной стороны, является сложной системой - единством составляющих его частей, а из второго - элементом определенной совокупности предметов, отношений и взаимодействий - определенных реальных систем.

    Следовательно, системный подход к изучению близлежащей действительности отбивает системный характер предметов и процессов объективного мира.

    С точки зрения системного подхода любой объект рассматривается в то же время из нескольких разных аспектов. Во-первых, как самостоятельная система, какая-то качественная единица реального мира. При этом особенное внимание обращается

    На соотношение между частями и целым, которое отображает один из основных законов диалектики, - закон перехода количественных изменений в качественных. Во-вторых, объект, который нас интересует, рассматривается как образование, которое подлежит определенным закономерностям микромира, который и сам является сложной системой. В-третьих, как часть внешней среды, которая подчиняется ее закономерностям и взаимодействует с ней. И, наконец, в-четвертых, как элемент определенной совокупности явлений.

    В то же время надо отметить, что системный подход - это не единственное средство познания природы. В частности, он не может заменить методов исследования разных объектов и явлений, применяемых конкретными науками.


    Похожие записи: